Воспоминания киевского тангеро

Хочу поныть немного, с вашего дозволения.

Тогда я еще не танцевал танго, не пил алкоголя, избегал касаться людей, да и говорить с ними, и жил большей частью в своей голове. И посреди бесчисленного сонма выдуманных миров внутри нее, отдельно я любил тайные тропки «Великого Слепца», Борхеса. Смешно вспомнить сейчас, как тогда мне, не знавшему разницы между факоном и пуньялем, милонгерой и милонгитой, барракас и салонами, не сплевывавшеваму мате, не слыхавшему компас старого танго, не танцевавшему с незнакомкой, представлялись все эти истории об страстях, отваге и смерти.

И, конечно, этот дух ускользающего в забытье легендарного отчаянного прошлого, он невероятно увлекал не только меня и многих поклонников, но и самого автора:

Уходит мифология кинжалов,
Забвенье затуманивает лица,
Песнь о деяньях жухнет и пылится,
Став достоянием сыскных анналов.

И вот теперь я с ностальгической печалью вспоминаю «те времена». Эпоху Фиесты, когда мы плясали без танд, что и как могли. Эпоху Театриона, когда пол не давал крутиться, а мы учились танцевать по три человека на квадратный метр, не умея обнимать близко. Эпоху Фиделио, когда пол был слишком скользкий, и милонга вдруг преобрелла структуру, а партнеров начали выбирать сообразно музыке. Эпоху Ракуши, когда многи познали сладость танцевания близко и нуэво для многих стало нелепым скаканием. Эпоху Ронды и Причала когда была милонга, где всегда можно было потанцевать хорошо, но не всегда можно было потанцевать, и милонга, не связанная ни с одной из тусовок. И вот, глядя на проходящую нынешнюю эпоху и наступающую эпоху хаоса наплыва новопришедших, я грущу о том, что ценности, которые мы с таким трудом находили, невозможно разделить с ними каким-то простым способом. Нас просто не понимают — увы, каждому эту дорогу нужно пройти самому.

Но этот уход, он происходит не только в моем маленьком мирке. Уходит, истончается сам танго, подменяясь многочисленными суррогатами и новопридумками. Плохими-хорошими, я не буду об этом спорить. Другими. И тот танго о котором писал Борхес, тот танго, что пахнет жизнью и люб смерти, танго магический, отважный и боевой, благородный и щеголеватый… Он пропадает.

И вот, завтра этот танго будет в Киеве. Чистый и сильный. Тот самый танго. Да, Нито и Эльба.
И мне невероятно жалко, что вы могли его коснуться и не сделаете этого.

Многие не пойдут на уроки. Дороговизна, антипатия к устроителям, изоляционизм преподавателей, непонимание ценности, непонимание методики, кажущаяся бесполезность для себя… не знаю, какие еще тому причины, верю что они есть и весомы. А причина пойти всего одна — любовь к танго.

Но есть другой костер, другая роза,
Чьи угли обжигают и поныне,
Тех черт неутоленною гордыней
И тех ножей безмолвною угрозой,

Ножом врага или другою сталью
Годами вы повержены бесстрастно,
Но ни годам, ни смерти неподвластны
Пребудут в танго те, кто прахом стали.